Conduct Positioning of Higher Schools Staff and Students, Influencing Occurrence of Interpersonal Conflicts

Abstract


In this article the scientific analysis of the deep reasons which cause the higher school conflicts environment has been presented. It was supposed, that among plenty of objective and subjective factors, the conduct positioning of either higher schools staff or students will have important value for the higher school conflicts environment aggravation or harmonization. The assumption has found the acknowledgement.

Full Text

Конфликтная среда вуза – это объемное и многофакторное явление, в основе которого – определенные типы взаимоотношений и взаимодействий преподавателей и студентов как базовый элемент. Конфликтной вузовская среда является в силу целого ряда объективных и субъективных причин, среди которых на ведущем месте, по мнению автора, будут находиться различные поколенческо-поведенческие установки поведения, как преподавателей, так и студентов. Названный комплекс причин порождает определенную проблему, а именно, потребность в гармонизации межпоколенческих различий, так как с одной стороны данное положение вещей закономерно, ведь студенты и преподаватели принадлежат к различным поколенческим паттернам, а с другой – сама констатация не объясняет всех условий порождающих межличностные противоречия между ними. На проблематику изучения поведенческих установок преподавателей и студентов вузов, которые детерминируют существенное влияние на возникновение межличностных конфликтов, могут быть экстраполированы самые различные концепции, теории, подходы и взгляды. В данном случае наиболее интересными для нас являлись: теория Курта Левина, взгляды Дугласа МакГрегора а также результаты исследований коллег из Калужского государственного педагогического университета Губиной Н. К., Горбачевой Е. И., Помазиной О. А. [3]. Каждый из данных авторов исследовал частные аспекты поведенческих поколенческих стратегий, однако интеграция подобных, впрямую несвязанных между собой научных подходов дает интересные результаты. Исходя из сказанного выше, цель исследований – выявление закономерной взаимосвязи, существующей (по мнению автора) между поколенческо-поведенческими установками личностных особенностей вузовских преподавателей и студентов. Задачей является исследование разных поколенческих установок на социальное действие и взаимодействие в вузовской среде. Интересным подходом, позволяющим характеризовать комплексы поведенческих установок преподавателей и студентов, на взгляд автора является подход Губиной Н.К. и др. Этот подход, в свою очередь, основывался на широко признанных критериях, предложенных Х. Беккером [6]: - социальный контекст формирования поколения (наиболее важные события, имевшие место в формативный период); - состояние масс-медиа в этот же период, система социализации, возможности социальных «лифтов» в формативный период; - системные черты и особенности поколения (величина и состав когорт, составляющих поколение, поколенческая культура, поколенческие союзы); биографические параметры поколения (жизненные этапы и путь в целом, ценностные ориентации, поведенческие стандарты). На основе данных критериев были определены три поколенческие группы для исследования конфликтной среды вуза: «дети Победы» (60-65 лет), время рождения 1945-1950 гг., примерный период реализации поколения 1970-1985 гг.; «дети застоя» (35-45 лет), время рождения 1960-1970 гг., примерный период реализации поколения 1985-2000 гг.; «дети перестройки» (20-25 лет), время рождения 1980-1985 гг., примерный период реализации поколения 2005-2015 гг. В качестве интегративной характеристики поколенческих стратегий поведения, влияющих на конфликтность, рассматривалась экономическая активность как многоукладный фактор, регулируемый культурными и политическими отношениями, сферами общественного взаимодействия, возрастными и индивидуальными чертами представителей поколенческих групп. Она выражается в синтезе деятельности личности в областях производства и потребления, регулируемых ценностно-смысловыми выборами субъекта, институциональными и личностными потребностями самореализации [5]. Существует три позиции, по которым может осуществляться дифференциация экономической активности: деятельность в сфере производства; деятельность в сфере потребления; ценностно-смысловая позиция субъекта экономической активности [1]. Использование выделенных признаков в их органическом сочетании позволило смоделировать восемь типов условных представителей поколенческих культур и стратегий (табл. 1). Таблица 1 Соотношение типообразующих признаков Условное название типа представителя поколенческой культуры Качественные параметры экономической активности Ценностно-смысловые позиции Параметры производственной активности Параметры потребительской активности Подвижник Дарение Креативная Уравновешенная Широкая натура Дарение Креативная Иррациональная Хранитель очага Дарение Репродуктивная Уравновешенная Чудик Дарение Репродуктивная Иррациональная Деляга Обмен Креативная Уравновешенная Транжира Обмен Креативная Иррациональная Скопидом Обмен Репродуктивная Уравновешенная Захребетник Обмен Репродуктивная Иррациональная «Подвижник». Подобный тип, скорее всего, будет иметь весьма незначительное представительство во всех поколенческих группах. Как правило, это довольно-таки сильная и своеобычная личность, ориентированная, прежде всего, на внутренние нравственные нормы. Такой тип слабо вписывается в существующие в нынешнее время рыночные реалии и существует, скорее вопреки им. Он может получить распространение при появлении более благоприятной социальной атмосферы, в противном случае обречен на роль некоего «динозавра», воплощения «загадочной русской души». В поколении «детей Победы» «подвижники» – это, в основном интеллигенты, работники почетных и нужных людям, но плохо оплачиваемых профессий. По традициям, сложившимся еще в Советском Союзе, они честно делают свое дело, не получая должного эквивалентного вознаграждения. В поколении «детей застоя» «подвижники» выражены предпринимателями, которые ориентированны на социально ответственный бизнес или осуществляющими значимую благотворительную деятельность, а также педагогическими работниками, медиками, работниками сферы науки и культуры. В поколении «дети перестройки» – это, чаще всего, волонтеры, ориентированные на бескорыстную экономическую деятельность в периоды каникул (восстановление конфессиональных храмов и памятников культурного наследия, работа в детских домах и др.) [3]. «Широкая натура». Этот тип будет попадаться скорее в поколении «детей застоя», и, прежде всего, среди людей творческих профессий, хорошо зарабатывающих и не отказывающих в помощи нуждающимся. «Хранитель очага». Этот тип, широко распространен среди дам среднего и «бальзаковского» возраста или стариков. Этот же тип может быть представлен достаточно объемно и в поколениях «дети застоя» и «дети Победы». Укоренившаяся способность к жертвованию при отсутствии серьезных ресурсов для участия в институциональных проектах делает из них активистов домашней экономики. Их служение детям и внукам, имеющее абсолютно бескорыстный характер, вносит значимый вклад в процессы общественного воспроизводства (воспроизводство рабочей силы). Носители данного типа проявляют себя в основном в пределах индивидуальных производственных практик. Встречаются такие люди и на производстве, например «мастер – золотые руки», т.е. человек, готовый помочь любому за чисто символическое вознаграждение или без него. «Чудик». Данный тип психологически незрелая, импульсивная личность, производительная деятельность которой не отличается разнообразием, но потребление будет иметь иррациональный характер и регулироваться мотивами самоутверждения или даже самопожертвования. Тип, скорее всего, будет встречаться среди лиц с небольшим доходом, как в сельской местности, так и в городе. «Деляга». Вот этот тип, лучше всех адаптированный к рыночным условиям, в которых он чувствует себя как рыба в воде. В условиях отсутствия ограничений и запретов его экономическая активность направляется в наиболее прибыльные и авантюрные сферы – биржевые махинации, спекуляцию, посредническую торговлю. Скорее всего, широко будет представлен в поколениях «дети застоя» и «дети перестройки». «Транжира». «Транжиры» в наибольшей степени подверглись воздействию идеологии консюмеризма. Основным мотивом их разнообразных производственных практик является возможно широкое удовлетворение растущих материальных потребностей. Вероятнее всего, будет довольно распространен среди поколения «дети перестройки», хотя может встретиться среди «детей застоя», а порой и среди «детей Победы». Для этой генерации будет характерна деградация способности к дарению. Многие эмансипированные пенсионеры стремятся свой обретенный досуг активно использовать в индивидуалистических или гедонистических целях. Их влекут к себе не «домашнее рабство» и внуки, а возможности туристических маршрутов, новые встречи и даже заново раскрепощенная сексуальность. «Скопидом». Экономическая активность подобных лиц не отличается разнообразием, такой человек может работать сотрудником коммерческой фирмы, продавцом, инженером; он скорее ориентирован на стабильный заработок и не очень интенсивный труд. В случае ухудшения денежной ситуации в семье он, скорее всего, начнет искать подработку в аналогичной сфере занятости. В большинстве может быть распространен среди «детей застоя» и «детей Победы». «Захребетник». Человек, для которого характерна разбалансированность производственного и потребительского векторов деятельности. Экономическая активность в работе определяется стремлением к экономии собственных ресурсов (времени, энергетического потенциала и др.), потребление же, наоборот, не понижается никакими возможными самоограничителями. Как результат, он паразитирует на лицах своего ближайшего круга. «Захребетник», очевидно, будет наиболее представлен среди типа «дети перестройки». Формулирование типологии поколенческих поведенческих стратегий может способствовать осознанию тех межпоколенческих различий, которые лежат в основе межличностных конфликтов, возникающих между преподавателями и студентами и формирующими тем самым конфликтную среду вуза. Интерпретируемые поведенческие стратегии одним из первых описал К. Левин, выделивший авторитарный, демократический и пассивный стили. В своем исследовании Левин выявил тот факт, что авторитарное руководство способно добиваться выполнения более значимого объема работы, чем демократичное. Но альтернативой были: низкая мотивация, меньшая оригинальность, меньшее дружелюбие в коллективах, несформированность группового мышления, большая агрессия, проявляемая и к руководителю, и к другим членам группы, большая тревожность и одновременно с тем – более зависимое и покорное поведение [8]. По сравнению с альтернативным – демократическим руководством, при либеральном руководстве объем продуктивной деятельности уменьшается, общее качество работы снижается, появляется больше игры, и в опросах студентов высказывается предпочтение демократическому стилю. Можно сделать вывод относительно значимости данных оценок поведенческих поколенческих стратегий поведения применительно к взаимодействию преподавателей и студентов в рамках вузовской среды [7]. Нужно заметить, что авторитарный стиль поведения преподавателя в высших учебных заведениях встречается весьма часто. Это обусловлено и той позицией, которую занимает определенная категория преподавателей и поведенческими установками студентов, которые часто стремятся избежать любых нагрузок, которые им кажутся минимально обременительными («спихнуть, сдать, свалить» – типичная позиция «Захребетника»). Преподаватели авторитарного типа, как им кажется, своей жесткостью и требовательностью могут добиться требуемого результата – студенты способны демонстрировать на зачетах и экзаменах относительно высокие теоретические знания. Но творческими и креативными личностями, инноваторами, людьми способными совершать интеллектуальные и деловые прорывы при такой системе взаимоотношений студенты стать не смогут. Творческие личности формируются и полноценно действуют в атмосфере свободы, доброжелательности, признания, уважения к уникальности личности. Поэтому формальной, автократичной системе «школярского» обучения и воспитания в высшем учебном заведении, должна быть противопоставлена такая система, которая стимулировала бы свободное и инициативное поведение студента. Свобода и инициатива – это важнейшие условия формирования и развития творцов социальной действительности в вузе. Дуглас МакГрегор выделил главные предпосылки авторитарного лидера по отношению к студентам (здесь и дальше несколько модифицируем представления ученых, экстраполируя их на вузовскую среду) теорией «Х». Согласно теории «Х»[5]: 1) студенты априори не любят учиться и при любой возможности избегают учебы; 2) у студентов отсутствует честолюбие, и потому они стараются избавиться от ответственности, предпочитая, чтобы ими руководили; 3) больше всего студенты хотят защищаться; 4) чтобы заставить студентов заниматься учебным трудом, необходимо использовать принуждение, контроль и угрозу наказания. На основе подобных основополагающих умозаключений, авторитарно ориентированный преподаватель вуза обычно как можно чаще централизует полномочия, максимально структурирует самостоятельную работу студентов и почти не дает им никакой свободы в сфере принятия решений и самостоятельных действий. Автократ руководит работой студентов в пределах его возможностей и, чтобы обеспечить на высоком уровне выполнение учебных заданий, и может даже оказывать психологическое давление. Как бы ни был расположен преподаватель авторитарного типа, он распространяет свой стиль дальше, навязывая в учебной работе неукоснительное соблюдение огромного количества правил и условностей, которые жестко регламентируют поведение студента. Прессинговая среда вуза, когда студентам необходимо выполнять много совершенно противоречивых и малосвязанных друг с другом задач – отличная питательная среда для появления людей с авторитарным типом мышления и поведения. Власть преподавателя и администратора над студентом значительна, а вот контроль за его действиями, в силу специфики работы и требований к ней минимален. К тому же следует отметить тот факт, что работа студентов часто не отличается большим прилежанием, и времени разводить сантименты со студентами у преподавателя нет желания. Отсюда возможны авторитарные ноты в поведении педагога: задания типа «пойди туда не знаю куда» и жесткая, доходящая порой до неоправданной жесткости требовательность. Представления демократического преподавателя о студентах отличаются от представлений автократического педагога. МакГрегор назвал их теорией «У». 1. Учеба – процесс естественный. В благоприятных условиях, студенты не только примут на себя ответственность, они сами будут стремиться к ней. 2. Если студенты разделяют организационные цели, они будут осознанно использовать самоуправление и самоконтроль. 3. Приобщение есть функция вознаграждения, связанного с достижением цели. 4. Способность к творческому решению проблем у студентов встречается часто, а его интеллектуальный потенциал используется лишь частично. Благодаря этим преставлениям, преподаватель демократичного типа предпочтет такие механизмы влияния, которые будут апеллировать к потребностям студентов более высокого уровня: потребности в принадлежности к определенной социальной группе, высокой цели, автономии и потребность в самовыражении [9]. Настоящий демократичный преподаватель не станет навязывать свою волю подчиненным ему студентам. «Чистый» демократичный преподаватель в среде вуза, нечастый «гость», но все, же встречается. Вуз, где доминирует демократический стиль, характеризуется высоким уровнем децентрализации полномочий. Преподаватели и студенты принимают деятельное участие в принятии совместных решений и пользуются широкой свободой в выполнении заданий. Довольно часто, объяснив цели организации, преподаватель поручает подопечным студентам самостоятельно определить собственные цели в соответствии с теми задачами, которые он сформулировал. Не осуществляя жесткий контроль над студентами в процессе их обучения, преподаватель обычно ждет, когда работа будет выполнена до конца, чтобы провести ее оценку [4]. Поскольку демократичный лидер предполагает, что студенты и сами замотивированы потребностями более высокого уровня – в социальном взаимодействии, успехах и самовыражении, – он пытается сделать обучение студентов более привлекательными. В определенном смысле преподаватель создает ситуацию, в которой студенты до определенной степени сами мотивируют себя, потому что их работа – учеба, по природе своей, сама является вознаграждением. Демократический преподаватель также благоприятствует тому, чтобы студенты осознавали, что им надлежит решать большую часть задач самостоятельно. Демократичный педагог вкладывает много сил в формирование атмосферы открытости и доверия для того, чтобы подчиненные ему студенты не стесняясь, могли бы обратиться к нему за помощью в случае необходимости. Чтобы добиться этого, преподаватель организует интерактивное равноправное общение и играет в нем направляющую роль. Он старается научить студентов вникать в проблемы учебной деятельности, предлагает им адекватную информацию и показывает, как искать и оценивать альтернативные решения. Как показывает опыт, студенты органично реагируют на возможность каким-то образом помочь своему родному вузу. Особенно это касается студентов 2, 3 и 4 курсов, уже адаптировавшихся к условиям обучения в вузе и не задумывающихся пока еще всерьез о своем профессиональном будущем. Несомненно, в каждом вузе могут быть и имеют право на существование преподаватели совершенно различного поведенческого профиля. Да и в педагогической практике можно встретить любого педагога. Другое дело, что удельный «вес» того или иного стиля в педагогико-управленческом портфеле преподавателей вузов далеко неодинаков. Одни более демократичны, другие менее. То же можно сказать и о носителях авторитарного типа. Как правило, демократичнее те, кто заинтересован в положительном отношении к ним студентов по самым разным причинам, уверен в себе и имеет подобный же демократичный опыт в своей бывшей студенческой практике. Рациональное сочетание демократичности и авторитарности в преподавательской практике – это, очевидно, «высший пилотаж» и встречается реже, чем хотелось бы.

About the authors

D V Romanov

FSBEI HVE Samara SAA


I D Romanov

SBI of C “Samara Puppet Theatre”


References

  1. Клейнер, Г. Б. Эволюция институциональных систем : монография. – М. : Наука, 2004. – 240 с.
  2. Левада Ю. А. Поколение XX века возможности исследования. Отцы и дети. Поколенческий анализ современной России : монография. – М. : Вече, 2005. – 139 с.
  3. Магун, В. С. Энговатов М. В. Межпоколенческая динамика жизненных притязаний молодежи и стратегий их ресурсного обеспечения / В. С. Магун, М. В. Энговатов. Отцы и дети. Поколенческий анализ современной России : научное издание. – М.: Изд-во. Рос. инст. соц.-полит. иссл., 2005. – 261 с.
  4. Семенова, В. В. Дифференциация и консолидация поколений. Россия трансформирующееся общество / под ред. В. А. Ядова. – М., 2001. – С. 256-261.
  5. Taylor, Mark L. Meeting Generation NeXt. Today’s Postmodern College Student. – URL : http://www.strana-oz.ru/numid=30&article=1273 (date of appeal : 5.11.2012).
  6. Sacks, P. Generation X goes to college. – Chicago: Open Court, 1996. – URL : http://www.strana-oz.ru/numid=30&article=1273 (date of appeal : 5.11.2012).
  7. Astin, A. W. The American freshman : Thirty-five year trends / A. W. Astin, L. Oseguea, L. J. Sax, W. S. Korn ; Higher Education Research Institute Graduate School of Education and Studies. – UCLA, 2002. – URL : http://www.strana-oz.ru/numid=30&article=1273 (date of appeal : 2.12.2012).
  8. Young, H. A new take on what today’s students want from college // The Chronicle of Higher Education. – Vol. 49, №21: А37. – 2003. – URL : http://www.strana-oz.ru/numid=30&article=1273 (date of appeal : 5.12.2012).
  9. Losyk, B. Generation X. // The Futurist. – Vol. 31, №1:39–44. – 1997. – URL : http://www.strana-oz.ru/numid=30&article=1273 (date of appeal : 21.11.2012).
  10. Lancaster, L. C. When generations collide / L. C. Lancaster, D. Stillman. – New York : Harper Collins, 2002. – http://www.strana-oz.ru/numid=30&article=1273 (date of appeal : 22.11.2012).

Statistics

Views

Abstract - 23

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2013 Romanov D.V., Romanov I.D.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies